Профанация йоги

Я родился в то время, когда были актуальны утренняя зарядка, гигиена и физкультура с девизом «в здоровом теле — здоровый дух». Потом «здоровый дух» постепенно стал забываться. Появлялись и исчезали моды на аэробику, ритмику, бодибилдинг, фитнес, шейпинг, пилатес и другие системы физических упражнений с названиями на милом кажому русскому человеку иностранном языке.

Конечной целью стало не достижение «здорового духа», а банальное сверкание накачанными бицепсами и плоскими животами в попытке выглядеть фертильно и модно на фоне сверстников. Появилась возможность употреблять в рассказах о себе иностранные слова типа «я хожу на шейпинг». Сегодня стрейчинги, лифтинги, дайвинги, тюнинги, коучинги и тренинги тиражируются в промышленных масштабах.

Теперпь и йогу поставили в один ряд со всеми этими кривляниями, направленными на демонстрацию своей неповторимой идентичности. Появилось такое потрясающее по своей изобретательности разнообразие йог, что сейчас можно смело преподавать друидо-йогу с обниманием стволов вековых деревьев в «местах силы» и не бояться вопросов — «Что это за йога? Кто её автор?»

Йога стала популярной. Раньше, в атмосфере восточной таинственности она обещала вернуть человека к утраченным ценностям прошлого, к тому самому здоровому духу самоосознания, который, однако, сегодня потерял конкретные черты и превратился в кашу из изотерики, шаманизма и откровенного мракобесия.

Логичным следствием такого отношения к йоге стали учащающиеся разочарования искренне ищущих учеников и тотальная профанация йоги, как дисциплины направленной на совершенствование духа.


    Трансцендентная непривязанность

    Непривязанность к плодам деятельности подразумевает как минимум наличие этих плодов. К примеру, человек работает в больнице волонтером, моет полы, готовит на кухне, но при этом не считает, что он герой, и не заботится о том чтобы его имя было высечено на табличке при входе – «Нам сильно помог Вася Пупкин». Человек действует из любви и сострадания к живым существам и нет другого мотива, он не ждет ничего в замен, ни денег ни славы доброго имени, хотя есть реальные плоды деятельности – чисто вымытый пол и вкусная еда.

    Параллельно есть мнение, что непривязанность к плодам труда, это когда трудишься в стиле «и так сойдёт» не беспокоишься, когда получается откровенное говно или вообще ничего не получается. «Ну подумаешь, что такого-то. Зачем мне стараться делать лучше? Я не привязываюсь к результату!». Такая позиция это не более чем люмпенский похуизм как стиль жизни, а не трансцендентная непривязанность. Сначала должны появиться реальные плоды, а потом можешь к ним не привязываться.


      Свобода выбора – есть она или нет?

      Насчет свободы выбра. Есть она или нет. Есть такая философия – детерминизм. Дескать всё предопределено судьбой, что бы ни случилось – так хочет Бог. От меня ничего не зависит, всё зависит от высших сил, сукрити, беспричинной вышестоящей надмирной милости и так далее. Отличная философия для оправдания собственной деградации во всех её смыслах. Не мы такие – жизнь такая.

      Так вот в жизни человека выбор как поступать, есть всегда. И этот выбор человек делает свободно, реализуя свою волю. Но свобода выбора это не свобода в абсолютном смысле слова, это не вседозволенность, как многим, (реально очень многим), кажется. Свобода выбора это выбор из ограниченного множества вариантов. И каждый сам несет ответственность за своё решение.