Как я стал вегетарианцем

До сих пор помню, как впервые попробовал настоящей индийской вегетарианской кухни. Я сидел за столиком со своим другом в скептическом ожидании трапезы, когда сразу несколько небольших глубоких глиняных чашечек с разнообразными блюдами появились передо мной. Атмосфера вокруг наполнилась незнакомыми ароматами горячей пищи, которую я не мог идентифицировать, но доверие она вызвала сразу же.

Пробуя блюда одно за другим я переживал ощущение знакомства с какой-то инопланетной едой. Ведь по сути я даже не понимал, что я ем. Вкусы были незнакомыми и раскрывались очень ярко и насыщенно. Я пытался сравнивать их с уже известными, чтобы определить из чего это было приготовлено. Разнообразие ощущений просто ошеломляло. Всё было запредельно вкусно и ново для меня.

«А это что такое? А это что?» – возбужденно задавал я вопросы своему другу, который лишь улыбался и произносил в ответ какие-то странные названия.  «Это алу кашмир дал, вот это шак панир, кофта, сабджи, вот эта лепешка – панир паратха» – всё было потрясающе вкусно и сильно впечатлило меня. Особенно сладости, которые были в конце, немного рассыпчатой халавы с изюмом, тающие во рту бурфи  и гулаб джамун

Вечером я решительно объявил родным, что становлюсь вегетарианцем, а они в ответ удивленно посмотрели на меня со смесью сожаления и недоумения. «Теперь траву штоли будешь есть?» услышал я вопрос бабушки, и обескураживающий комментарий мамы «В мясе незаменимые белки! Смотри – испортишь себе здоровье!»

По поводу незаменимых белков у меня в тот момент еще были какие-то сомнения, но по поводу «одной травы» мне уже было, что возразить. Моё впечатление от индийкой кухни было неизгладимым. Но как объяснить это человеку, который не пробовал вкус? Это невозможно. Вкус не объяснить на словах.

В течении месяца я собрал на кухне коллекцию из пары дюжин баночек с разнообразыми специями и забил холодильник зеленью и овощами, которые обычно никогда не покупал, потому что не знал, что с ними делать. На книжной полке повились книги с рецептами вегетарианской кухни и брошюры по аюрведе.

Я обнаружил, что во-первых готовить пищу можно гораздо быстрее. Свежие овощи не нужно два часа варить в кастрюле, им достаточно буквально 10-15 минут обработки. И это серьёзная экономия времеи. Во-вторых пища готовится на один раз, всегда свежая, а не разогретая вчерашняя. Это полезно для здоровья.

Сейчас, когда за плечами уже 7 лет вегетарианства,  пропаганада про «незаменимые белки» на меня больше не действует. Я прекрасно себя чувствую, не употребляя в пищу мясо, на 100% заменив его овощами, фруктами и зернобобовыми. Мой рацион питания не сократился, а, напротив, очень сильно разнообразился. Я стал в прямом смысле искушенным в еде человеком.

Да, основной момент в моем переходе на вегетарианство – это прежде всего вкус. Более тонкий и возвышенный вкус и эстетика приготовления пищи. Меня привлекла эта своего рода алхимия использования специй и пряностей, о которой я узнал из аюрведы. Но любовь к животным всё же на втором плане. На мой взгляд, вкус является главным фактором.

Я вижу как добрые люди, защищающие права животных прямо таки беснуются в своей пропаганде вегетарианства, но часто совершенно не умеют готовить. По сути им нечего предложить в качестве контр аргумента к шаблонному «траву штоль будешь есть?». И это печально. Агитация от противного не работает.


    Универсальный солдат

    Идея взаимозаменяемости сотрудников диаметрально противоречит идеи специализации, мешает росту профессиональной компетенции и хотя на первый взгляд может показаться хорошим решением в условиях недостатки кадров, при внимательном рассмотрении, обнаруживает в себе причину таких опасных тенденций как текучка кадров и конфронтация между реальными профессионалами и «разнорабочими».

    «Универсальные солдаты» существуют лишь в фантастических произведениях. На практике же частая переквалификация и переназначение задач вызывает у сотрудников ощущение дизориентации, приводящее к атмосфере всеобщего непонимания логики бизнес процесса, в результате чего невозможно вести сложные проекты в долгосрочной перспективе. Особенного внимания заслуживает большая потеря времени на постоянные обучение сотрудников новым, чуждым функциям.

    Легко осознать, что если мы, к примеру, собираемся валить лес в промышленных масштабах, то профессиональный топор для рубки деревьев, выполняющий лишь одну функцию, гораздо эффективнее, чем маленький топорик в складном наборе для выживания, где есть всё, включая маленькие пассатижы, которыми можно разве что выщипать себе волосы в носу и заплакать от отчаяния.


      Способность воображать

      Некоторые вроде Д.Р.Р.Толкиена создают в своём воображении целые миры и заселяют их персонажами, которых ловко заплетают в сюжет, витеевато расползающийся словно грибница по временной шкале. Они пишут книги, разбивая повестование на тома и главы, рисуют карты причудливых очертаний с морями и континентами, равнинами и дремучими лесами, окаймляющими кряжистые горные хребты. Некоторые даже выходят за пределы планетарного масштаба и берутся за космос. Галактики, туманности орбитальные станции и межзвёздные крейсеры имперского флота…

      Таких создателей миров единицы на миллион. Они вырастают из обычных фантазёров и мечтателей, которых в детстве мало кто по настоящему воспринимает в серьёз. Некоторых из них пытаются лечить от этой «глупости», стремятся «возвращать с небес на землю». Часто на них ставят клеймо «не от мира сего». Делают это те, чьё скудное воображение не может терпеть рядом столь свободомыслящую и творческую натуру.

      Современные дети в большинстве своём почти не мечтают, ибо лишены способности к воображению. Облекать мысли в образы раньше учились читая книги и слушая рассказы. Теперь же образы в готовом виде лются рекой с экранов компьютеров, телевизоров, смартфонов, лишая ребёнка шанса воображать самостоятельно.


        Человек внезапно смертен

        Приезжаю утром к ребятам, а там тайская полиция припарковалась и что-то там на мобильнике нашим показывает: дескать – вот, вот, и вот. Думаю? что там случилось? А случилась смерть. И приехал полицейский просто чтобы показать фотки – это ваш? Ага – наш. – Окей, что будем делать с телом? Я собственно даже и не общался с ним близко, чтобы сильно переживать или там грустить. А все конечно нахмурились, никто же не ожидал, что он поедет после завтрака в свой последний путь. Кому-то он даже сегодня утром прасад в тарелку на раздаче накладывал и смотрел в глаза, спрашивал – хватит или еще положить? Я тоже хотел ради приличия нахмуриться или опечалиться, но не смог. Как-то я по другому стал к смерти относиться. Надеюсь, ребята будут поосторожнее на мотоциклах гонять.