Архивы метки: мои учителя

Я русский бы выучил, только зато…

Только что проснулся от неприятного сна – снилась школа и урок  Веры Леонидовны по русскому языку, на котором я должен написать сочинение. Вера Леонидовна часто оценивала мои познания в русском на 3 балла.  За сочинения я часто получал оценку 5/2 – 5 за содержание и 2 за грамотность. Такая вот грамотность была и меня это угнетало сильно. Особено тем, что по сути . Но вот что я хотел бы сказать о преподавании русского языка:

Вера Леонидовна не объясняла почему в предложении части речи называются именно так, как они называются. Почему подлежащее называется подлежащим – что это за слово такое? Почему глагольная часть называется сказуемое? Это типа говоримое, произносимое? Почему? Почему другие слова произносимые в речи не называются сказуемое?

Почему такие примитивные вещи не были объяснены? Что за суффикс? Что это за слово такое? И Почему деепричастный оборот это не какой нибудь другой оборот? Почему синтаксис и пунктуация это не конвергенция и дифракция?

Я все это узнал позднее, но что это за русский язык когда его преподает человек, не способный втолковать ученикам, что это за слова он только что использовал? С таким же успехом можно заставлять запомнить что предложение состоит из мамурика пачухулии и мурифундии.

Что это за русский язык преподается в школе? А Вера Леонидовна с упоением ставила мне за сочинения 5 за грамотность 2. Теперь мне кажется что 2 она должна была поставить себе за способность интересно разговаривать о синтаксисе, пунктуации да и в целом обо всем том интересном, что представляет из себя любой язык. Она делала свои уроки нудными и неприятными.


    Виджай Раман

    Сегодня к нам в Чианг Май приехал великий подвижник и наставник многих преданных – Виджай Раман. Это сказано вообще без лишнего пафоса, а как есть. В его 74 года он пережил по-моему сразу несколько жизней. От блокадного Лененграда в СССР до Санкт Петербурга современной, скажем так России. И повидал он много чего за это время. Путь был пройден долгий не простой. Сегодня вечером я собирался снимать Госвами Махараджа, но как-то спонтанно вышло, что снимать начали Виджай Рамана и Йодоманью (не знаю как правильно пишется). Это два почтенных мужа, которые посвятили преданному служению Говинде Махараджу значительный отрезок своей жизни. Последний раз они виделись почти 15 лет назад на закладке первого камня Лахтинского Храма Бхакти йоги, а сегодня сидели рядом друг с другом перед нами и рассказывали истории. Никто не готовил речей, поэтому запись получилась не для публики. Было очень теплое такое семейное общение.

    Виджай Раман человек прямой и открытый. Всегда говорит в лицо то что думает. Наверное это кого то отпугивает, но по-моему правильно, так и надо. Вместе с тем он очень внимательный и заботливый, прямо как ваш родной дедушка, который желая перестраховаться, выдаст вам в дорогу тысячу бесценных советов на все случаи жизни. «Лучше перебздеть, чем недобздеть» говорит он. И можно воспринимать это как шутку, но на практике так и выходит… К сожалению я не могу рассказать о нем более подробно, в силу того, что относительно мало знаком. Относительно потому что это очень многогранная личность.  Но я знаю главное – на этом человеке реально держится очень многое в жизни Питерских преданных. Виджай Раман – это мощный центр гравитации, протекции и стимуляции. Это реальный такой бородатый капитан Лахтинского крейсера Авроры. Здорово, что он приехал. Будет шанс пообщаться с ним и спросить мудрого совета.


      Вячеслав Николаевич Полежаев

      Когда в третьем классе встал вопрос о том какой иностранный язык я буду изучать в четвертом, я не задумываясь ответил, что немецкий! Мама учила немецкий, дедушка учил немецкий и еще кто-то все время учил немецкий вокруг меня. В том числе и мой двоюродный брат Андрей, который был на три года меня старше и знал кто такой Шрайбикус не по-наслышке. А вообще мне всегда немцы нравились. У них везде порядок и, как выяснилось при изучении языка, такой же порядок у них в словообразовании и произношении. И особо мне было по душе, что буквы в немецком языке сохранили свои исторические латинские названия и алфвавит читался просто А Бэ Цэ Дэ Е Эф Г Ха и так далее, в то время как в английском языке с латинской азбукой что-то произошло под воздействием грибов и сырости потому что у них  Е это И, И это Ай, А это Эй. Вы меня простите за грубость, но по-моему это «ад и Израиль», тем более, что я восхищался латынью, так-как это был язык самых умных людей хоть и мёртвый. Короче, выбор был однозначен – немецкий, как исторически менее деградировавший!

      И вот в четвертом классе на первом уроке немецкого языка я узнал, что учителем у нас будет не какая нибудь стервозная тётка, а обаятельный мужчина лет тридцати Вячеслав Николаевич Полежаев. Я отметил, что в небольшом кабинете, рассчитанном на 9 парт царит исключительнейший порядок, на стене висят превосходного качества карты Европы. Политическая с Германией разделенной на ГДР и ФРГ, а также  пластиковая объемная географическая со снежными горами Швейцарских Альп на юге и синим Ламаншем на севере. На столе лежит компактный переносной кассетный (!) магнитофон с записями уроков немецкого ориентированные на постановку идеального произношения, а в шкафу за задней партой имеются журналы и книги на немецком языке. Стало ясно, что Вячеслав Николаевич из тех, кто с виду русский но в душе немец в хорошем смысле слова.

      Продолжить чтение


        Владимир Борисович Мигаев

        Это было не просто учитель. Это был директор нашей школы. Мужчина очень конкретный, пробивной, инициативный и надежный. Мы его уважали больше чем боялись. Владимир Борисович делал для школы всё что мог. У нас каким то чудом всегда оказывалось самое лучшее лабораторное оборудование в кабинетах химии, физики, биологии, истории … да в общем в любом кабинете у нас всё было организовано «по высшему разряду».

        Чего стоила одна только таблица Менделеева в кабинете химии выполненная как световое табло, где каждый элемент мог быть подсвечен с пульта учителя.  Компьютерные классы у нас появились чуть ли не сразу в  1985 из  БК, а потом в 1989 году уже стояли машины типа Искра-1030, и в 1990-м IBM286 доставшиеся нам вообще как манна небесная по Советско-Американскому проекту «Пилотные Школы» как один из 40 классов предназначенных для всего Советского Союза. Это вообще было невероятной удачей в моей жизни. И Владимир Борисович имел к этому прямое отношение ибо за 5 лет он сделал школу образцовой не только в рамках города Иванова, а вообще…

        Иногда я задумываюсь – как я вообще попал в эту школу? Ведь это решилось буквально 30 августа, когда встал ребром вопрос –  в 56-ю (древнюю красно-кирпичную с деревянными полами) или в эту вот, только построенную… А кстати… Спросил сейчас в скайпе у мамы – оказывается в книжный магазин, где она работала и где у нее был доступ к редкой литературе любил заходить за книгами Виталий Николаевич Макин, председатель спортивного комитета города, а Владимир Борисович, директор школы – был его другом. Вот значит как. То есть низкий поклон маме!

        Так вот Владимир Борисович… Он еще проводил уроки физики. И это было очень очень круто. Во-первых это было шоу с использованием наглядных учебных  пособий из Советского будущего (были даже лазерные установки для изучения оптики), во-вторых Владимир Борисович любил задавать нестандартные вопросы по ходу демонстрации, заставляя учеников включать мозги и искать объяснения, выдвигая гипотезы и дискутируя. В-третьих, он никогда не вызывал к доске тех, кому можно заочно ставить двойку, а напротив спрашивал тех с кем было интересно вести диалог. То-есть он не водил пальцем по журналу в поисках жертвы. Важность физики и уважение к себе он культивировал через контрольные работы, оставаясь при этом авторитетом справедливости.

        В силу своего антисоциального поведения, я и еще пара друзей не единожды бывали в кабинете Владимира Борисовича, где он общался с нами так, что нам становилось очень стыдно за свои поступки. Вот как-то он умел в целом так руководить процессом, что не было страха наказания. Был страх поступить некрасиво в его глазах, разочаровать его.  Хотя иногда он являл строгость и даже ставил вопрос о моем исключении из школы. Но вот чтобы он гневался – я лично не видел. Вспоминая его лицо я не помню, чтобы он злился или закатывал истерики.

        Он организовывал досуг школьников в каникулы, открывая что то вроде летнего лагеря прямо на территории школы. Все время куда-то ездил с кем-то встречался, выбивая то зубной кабинет для школы, то посещение университетских лабораторий с уникальным оборудованием для проведение выездных занятий. Мы не видели что с ним происходило – а он горел. Он просто сгорал у нас на глазах.

        Во времена падения нравов начала 90-х, когда мы 15 летними мальчишками начали бегать курить на переменах  за угол, Владимир Борисович подходил к нам и философски отмечал, что эту глупость в нас он не поощряет и что в дальнейшем от этой привычки будет трудно отказаться и лучше сделать это сейчас, чем мучиться потом.  В это время он был уже серьезно болен. Что то было с почками. Он плотно сидел на Гербалайфе, и ходили слухи, что ему можно пить только дистиллированную воду. В общем в один день его не стало… Пост директора заняла женщина-завуч и все пошло не совсем так, как он планировал.

        Этот человек показал мне, как важно сохранять стойкость, собранность и хладнокровие в критических ситуациях. У него стоило бы поучиться управлению персоналом и стратегии достижения целей, но в то время, мне было совсем не до этого, и я лишь отметил для себя объемы его неуклонного ежедневного труда и полного вкладывания души в любимое дело. Думаю он мог бы сказать нечто вроде «Если любишь что-то,  отдайся этому полностью, без остатка!»


          Лев Николаевич Осипов

          С самого открытия 1 сентября 1985 года в нашей школе работал Лев Николаевич Осипов. Каждый год в «день знаний» он подключал огромные черные 200 ватные колонки на улице и ставил песню «Учат в школе – учат в школе…» и был диджеем на этом празднике. Он был ответственным за все электрические устройства в школе, а также был руководителем радио кружка и начальником радиоточки UZ3UYB «Ульяна Зоя Тройка Ульяна Игрек Борис». Еще он превосходно знал немецкий язык и пару раз замещал учителя немецкого Вячеслава Николаевича Полежаева.

          Это был совсем седой сухощявого телосложения, очень интеллигентный мужчина зрелого возраста в стильных профессорских очках, в кабинете которого таинственно пахло канифолью.  Мы познакомились с ним лично, когда мне исполнилось 10 лет. Я учился тогда в третьем классе. ( В третьем потомучто мама отправила меня в школу с семи лет, а не с шести как уже принимали, но зато я попал именно в эту совсем новую школу.. ) Так вот, в какой-то момент я решил после уроков посещать радио кружок. И это наложило серьезный отпечаток на всю мою жизнь.

          Продолжить чтение