Архивы метки: рефлексия

Как я стал вегетарианцем

До сих пор помню, как впервые попробовал настоящей индийской вегетарианской кухни. Я сидел за столиком со своим другом в скептическом ожидании трапезы, когда сразу несколько небольших глубоких глиняных чашечек с разнообразными блюдами появились передо мной. Атмосфера вокруг наполнилась незнакомыми ароматами горячей пищи, которую я не мог идентифицировать, но доверие она вызвала сразу же.

Пробуя блюда одно за другим я переживал ощущение знакомства с какой-то инопланетной едой. Ведь по сути я даже не понимал, что я ем. Вкусы были незнакомыми и раскрывались очень ярко и насыщенно. Я пытался сравнивать их с уже известными, чтобы определить из чего это было приготовлено. Разнообразие ощущений просто ошеломляло. Всё было запредельно вкусно и ново для меня.

«А это что такое? А это что?» – возбужденно задавал я вопросы своему другу, который лишь улыбался и произносил в ответ какие-то странные названия.  «Это алу кашмир дал, вот это шак панир, кофта, сабджи, вот эта лепешка – панир паратха» – всё было потрясающе вкусно и сильно впечатлило меня. Особенно сладости, которые были в конце, немного рассыпчатой халавы с изюмом, тающие во рту бурфи  и гулаб джамун

Вечером я решительно объявил родным, что становлюсь вегетарианцем, а они в ответ удивленно посмотрели на меня со смесью сожаления и недоумения. «Теперь траву штоли будешь есть?» услышал я вопрос бабушки, и обескураживающий комментарий мамы «В мясе незаменимые белки! Смотри – испортишь себе здоровье!»

По поводу незаменимых белков у меня в тот момент еще были какие-то сомнения, но по поводу «одной травы» мне уже было, что возразить. Моё впечатление от индийкой кухни было неизгладимым. Но как объяснить это человеку, который не пробовал вкус? Это невозможно. Вкус не объяснить на словах.

В течении месяца я собрал на кухне коллекцию из пары дюжин баночек с разнообразыми специями и забил холодильник зеленью и овощами, которые обычно никогда не покупал, потому что не знал, что с ними делать. На книжной полке повились книги с рецептами вегетарианской кухни и брошюры по аюрведе.

Я обнаружил, что во-первых готовить пищу можно гораздо быстрее. Свежие овощи не нужно два часа варить в кастрюле, им достаточно буквально 10-15 минут обработки. И это серьёзная экономия времеи. Во-вторых пища готовится на один раз, всегда свежая, а не разогретая вчерашняя. Это полезно для здоровья.

Сейчас, когда за плечами уже 7 лет вегетарианства,  пропаганада про «незаменимые белки» на меня больше не действует. Я прекрасно себя чувствую, не употребляя в пищу мясо, на 100% заменив его овощами, фруктами и зернобобовыми. Мой рацион питания не сократился, а, напротив, очень сильно разнообразился. Я стал в прямом смысле искушенным в еде человеком.

Да, основной момент в моем переходе на вегетарианство – это прежде всего вкус. Более тонкий и возвышенный вкус и эстетика приготовления пищи. Меня привлекла эта своего рода алхимия использования специй и пряностей, о которой я узнал из аюрведы. Но любовь к животным всё же на втором плане. На мой взгляд, вкус является главным фактором.

Я вижу как добрые люди, защищающие права животных прямо таки беснуются в своей пропаганде вегетарианства, но часто совершенно не умеют готовить. По сути им нечего предложить в качестве контр аргумента к шаблонному «траву штоль будешь есть?». И это печально. Агитация от противного не работает.


    Дядя Вова

    Примерно в 1984-м, когда дедушке было 45, он решил на всеобщей простоквашинской волне приобрести домик в деревне. Подвернулся хороший вариант в деревне «Быково» с удаленностью 60 км от нашего города, где уже имелся пятистенок бабушкиного дяди – деда Вани. Вот и у нас тогда появился запасной аэродром.

    Дедушке там очень нравилось. Будучи столяром с золотыми руками, он нашел для себя прекрасную отдушину в реставрации деревянного хозяйства, и в деревню по выходням ездил с удовольствием. Участок 16 соток, яблони, смородина, клубника, кабачки и патисоны – всё своё.

    И хотя в те времена местные деревенские с пренебрежением относились к «дачникам», мой дед очень быстро завоевал уважение в их среде, своим простым и честным антуражем, справедливыми суждениями и обезоруживающей прямотой.

    Наш сосед по деревне дядя Вова Скворцов был простым добрым человеком с интеллектом первоклассника и склонностою к клептоманиии. Мог запросто зимой спиздить у деда из сарая инвентарь, оставить следы, ведущие в свой дом, и при этом улыбаться и говорить, что это сделал не он.

    Дадя Вова в свои годы, а он был ровесником деда, был крепок как дуб, широк в плечах, носил 47 размер обуви, а его ладонь была настолько велика, что он запроста мог бы удержать в ней баскетбольный мяч, если бы умел играть в баскетбол. Но он умел пилить дрова, косить траву, пасти коров и крутить самокрутки своими землистыми потрескавшимися пальцами. Он был всецело предан своей жене Галине, которая по всей видимости, обладала более быстрым и ясным умом.

    Дядя Вова называл моего деда Иванычем. Может быть имя Герман как-то смущало его, а отчество было роднее для слуха. Они часто по соседски общались, иногда ходили за грибами, ходили за орехами и клюквой, а в выходные дядя Вова топил баню и приглашал нас к себе мыться, ибо своей бани у нас еще не было.


      Ретроспектива

      В комнате своей драгоценной бабули я высыпаюсь как космонавт. Сегодня проснулся с мыслью, что мой организм уже адаптировался к трех часовому смещению. Квартирка у моих родителей небольшая, угловая на первом этаже в старой пяти-этажке, построенной когда-то давно в 1964 году специально для работников завода «ИЗАК» (Ивановский Завод Автомобильных Кранов).

      Тогда весной 64-го бабушке с дедушкой предоставили однокомнатную квартиру в третьем подъезде на третьем этаже с видом во двор на построенные чуть раньше ясли. В ясли детей отдавали практически с годовалого возраста и лишь по достижению трех лет переводили в детский садик.

      Эта пятиэтажка приютила семью моего деда с 24 летней бабушкой и шестилетней мамой, которые до этого жили в Воробьёве в деревянном доме с родителями бабушки, её двумя старшими братьями и дедушкой 1881 года рождения. Как она рассказывает, в доме всегда было полно народу – все родственники.

      В этой пяти-этажке все жильцы знали друг друга по именам и жили так дружно, как теперь уже вряд-ли когда-нибудь будут жить с соседями. Я родился в 78-м. Меня попробовали сдать в те самые ясли напротив, но я плакал и сопротивлялся. В итоге маме пришлось сидеть со мной больше, чем она рассчитывала.

      Весной 1981 го однокомнатную квартиру в пяти-этажке поменяли на двухкомнатную в 12 этажном доме на улице Кудряшова. Это была новостройка  на краю фронта расширения ЖКХ. С огромного, по тем временам, балкона пятого этажа открывался вид на окраину частного сектора и зеленое обширное поле, с бревенчатым домом посередине.

      По слухам в этом доме меняли лошадей по пути в город Шую. Через поле наискосок пролегал участок старо-шуйской дороги вымощенной булыжным камнем. Вдалеке за полем вовсю прокладывали широкую улицу  – Проспект Строителей и закладывали бетонный фундамент Дворца Пионеров.

      Спустя несколько лет на этом же поле в километре от дома за рекордные сроки была построена и в 1985-м году сдана в эксплуатацию школа №36. Я помню как мы с двоюродным братом Андреем бегали летом по стройке этой школы, а потом осенью с букетом гладиолусов я уже стоял на свежем асфальте перед её парадным входом.

      В этом новом доме мы прожили 17 лет до 1998 года когда квартиру пришлось продать в силу сложившихся в лихие девяностые обстоятельств. В том же году скоропостижно ушел из жизни наш флагман и человек слова – мой дедушка Герман Иванович Фролов.

      А затем в 2006-м после шести сложных и запутанных лет была приобретена эта скромная квартирка в той же самой пятиэтажке 1964 года постройки, в которой я сегодня проснулся.

       


        10 минут за чашкой кофе…

        Мысли о космосе и ракетах. И вот уже открыта статья в wikipedia про тяжелый ракетоноситель Протон массой 700 тонн способный доставить на околоземную орбиту более 20 тонн груза или еще выше на геостационарную – почти 4 тонны. А геостационарная орбита – это очень высоко 35 тысяч километров! Для сравнения диаметр Земли 12.5 тысяч километров.

        Статья про «Протон» привела на страницу ГКНПЦ им. М.В.Хруничева из которой я узнал, что жил с ним неподалеку. (Вот как?) Основано оно было на базе автомобильного завода «Руссо-Балт», в 1923-м арендованного немцами чтобы выпускать на нем цельнометаллические самолеты Юнкерс, но затем в 1957-м контракт с немцами был расторгнут потому что те не смогли выполнить обязательств по производству дюралюминия… немцев выгнали и стали строить все подряд для мира и войны.

        Дюралюминий! Дюралюминий был мне знаком с детства потому что дедушка работал на заводе автомобильных кранов (который сейчас в жутком кризисе – почти остановлен) и там этот материал применялся также широко как и у нас на даче. Как было не прочитать наконец уже о том, что же такого в нем особенного?

        Узнал что дюралюминий это сплав алюминия с медью и марганцем в котором прочность возрастает в 8 раз по отношению к чистому алюминию. Чистый алюминий слишком мягкий и ломкий, а сплав нереально крут – прочен и легок. Вот почему он был так нужен на кануне войны…

        Но важно, что еще в институте нас учили как варить всякие разные сплавы на материаловедении. Рассказывали про лигирующие элементы, закалку, отпуск и все остальное различимое порой лишь на электронных микроскопах. Что там происходит внутри металла? Чем обусловлены его жесткость, текучесть, пластичность? Теоретически можно было обладая всеми этими знаниями сварить сталь и выковать меч-кладенец…

        Так, пожалуй, мозг разогнался – пора за работу.


          Корпоративный Counter Strike

          Я помню мы рубились отделом на отдел. Информационщики против юридического отдела и отдела землепользования и планирования. В шесть часов стартовал сервер на 11 этаже. Сейчас все чаще цифры большие во фразах «А помнишь, 15 то лет назад!» Стареем…


            Мотоцикл на котором можно ехать далеко

            Я как-то с детства был очень привязан к разного рода двухколесной технике. Нормальный велосипед мне подарил дедушка. И был это велосипед “Аист” У меня даже тогда не хватало роста чтобы ездить на нем как положено и приходилось правую ногу под рамой просовывать и ехать немного под углом. Потом сжалились и купили со складной рамой какой-то средний между Камой и Салютом. Очень хотелось велосипед. Потом еще такая штука что у двоюродного брата Андрея был мопед, который его безвременно ушедший отец сам спроектировал и сделал на базе выпускавшегося в СССР двигателя Д2. Он был маленький и лёгкий с колесами от детского велосипеда бабочка. А двигатель был рассчитан на что то как минимум в три раза больше и тяжелее. Поэтому реально получилась ракета для детей.

            Я не знаю насколько у меня получалось скрывать свою детскую зависть, но мысль о двухколесном коне с мотором мучила меня в школьные годы настолько, что не дождавшись получения паспорта я побежал в ДОСАФ и записался на категорию “А” в 15 лет. Я убедил преподавателя показывая свидетельство о рождении где получалось, что к моменту сдачи экзаменов у меня уже будет за плечами опыт 16 лет жизни на этой планете. Приняли. Я рисовал в тетради перекрестки и запоминал правила. На вождение я не пошел потому что был слишком самонадеян да и не хотелось тратить деньги на бензин, который надо было оплачивать.

            Правила сдал с одной ошибкой а вождение не смог – начался дождь, который залил всю разметку и в луже отражалось небо, мешая мне видеть разметку «восьмерки». Немного выехал за линию. Сдал со второго раза. Как только получил права, начал выезжать из города на Урале, который мне достался от отца. Мне нравилось чувствовать, что теперь я могу ехать куда захочу. Ветер будет обнимать меня, дождь будет заставлять прятаться в укрытие, а греться можно у костра. Костры я тоже в детстве очень любил.

            В какой-то момент я оставил это. Я занялся выживанием ибо пришли девяностые. Потом я уехал из родного города и не водил мотоцикл 7 лет. Жил в Москве, а там с мотоциклом одни проблемы. Куда его ставить, где хранить зимой. И прочее. Но все равно не удержался в какой-то момент и купил снова. Перегоняя его из Питера в Москву был очень рад и чувствовал себя словно всё встало на свои места. А потом уехал из России и мотоцикл оставил родителям – в деревню ездить.

            И вот похоже начался снова период обострения мотоциклетной зависимости. Снова хочется ехать куда-то очень далеко. Где поменьше людей. Где горизонт расстилается на 50-100 километров. Где холмы и равнины, мосты через каменистые реки и серпантин в горах. Я жду.


              Вячеслав Николаевич Полежаев

              Когда в третьем классе встал вопрос о том какой иностранный язык я буду изучать в четвертом, я не задумываясь ответил, что немецкий! Мама учила немецкий, дедушка учил немецкий и еще кто-то все время учил немецкий вокруг меня. В том числе и мой двоюродный брат Андрей, который был на три года меня старше и знал кто такой Шрайбикус не по-наслышке. А вообще мне всегда немцы нравились. У них везде порядок и, как выяснилось при изучении языка, такой же порядок у них в словообразовании и произношении. И особо мне было по душе, что буквы в немецком языке сохранили свои исторические латинские названия и алфвавит читался просто А Бэ Цэ Дэ Е Эф Г Ха и так далее, в то время как в английском языке с латинской азбукой что-то произошло под воздействием грибов и сырости потому что у них  Е это И, И это Ай, А это Эй. Вы меня простите за грубость, но по-моему это «ад и Израиль», тем более, что я восхищался латынью, так-как это был язык самых умных людей хоть и мёртвый. Короче, выбор был однозначен – немецкий, как исторически менее деградировавший!

              И вот в четвертом классе на первом уроке немецкого языка я узнал, что учителем у нас будет не какая нибудь стервозная тётка, а обаятельный мужчина лет тридцати Вячеслав Николаевич Полежаев. Я отметил, что в небольшом кабинете, рассчитанном на 9 парт царит исключительнейший порядок, на стене висят превосходного качества карты Европы. Политическая с Германией разделенной на ГДР и ФРГ, а также  пластиковая объемная географическая со снежными горами Швейцарских Альп на юге и синим Ламаншем на севере. На столе лежит компактный переносной кассетный (!) магнитофон с записями уроков немецкого ориентированные на постановку идеального произношения, а в шкафу за задней партой имеются журналы и книги на немецком языке. Стало ясно, что Вячеслав Николаевич из тех, кто с виду русский но в душе немец в хорошем смысле слова.

              Продолжить чтение


                Владимир Борисович Мигаев

                Это было не просто учитель. Это был директор нашей школы. Мужчина очень конкретный, пробивной, инициативный и надежный. Мы его уважали больше чем боялись. Владимир Борисович делал для школы всё что мог. У нас каким то чудом всегда оказывалось самое лучшее лабораторное оборудование в кабинетах химии, физики, биологии, истории … да в общем в любом кабинете у нас всё было организовано «по высшему разряду».

                Чего стоила одна только таблица Менделеева в кабинете химии выполненная как световое табло, где каждый элемент мог быть подсвечен с пульта учителя.  Компьютерные классы у нас появились чуть ли не сразу в  1985 из  БК, а потом в 1989 году уже стояли машины типа Искра-1030, и в 1990-м IBM286 доставшиеся нам вообще как манна небесная по Советско-Американскому проекту «Пилотные Школы» как один из 40 классов предназначенных для всего Советского Союза. Это вообще было невероятной удачей в моей жизни. И Владимир Борисович имел к этому прямое отношение ибо за 5 лет он сделал школу образцовой не только в рамках города Иванова, а вообще…

                Иногда я задумываюсь – как я вообще попал в эту школу? Ведь это решилось буквально 30 августа, когда встал ребром вопрос –  в 56-ю (древнюю красно-кирпичную с деревянными полами) или в эту вот, только построенную… А кстати… Спросил сейчас в скайпе у мамы – оказывается в книжный магазин, где она работала и где у нее был доступ к редкой литературе любил заходить за книгами Виталий Николаевич Макин, председатель спортивного комитета города, а Владимир Борисович, директор школы – был его другом. Вот значит как. То есть низкий поклон маме!

                Так вот Владимир Борисович… Он еще проводил уроки физики. И это было очень очень круто. Во-первых это было шоу с использованием наглядных учебных  пособий из Советского будущего (были даже лазерные установки для изучения оптики), во-вторых Владимир Борисович любил задавать нестандартные вопросы по ходу демонстрации, заставляя учеников включать мозги и искать объяснения, выдвигая гипотезы и дискутируя. В-третьих, он никогда не вызывал к доске тех, кому можно заочно ставить двойку, а напротив спрашивал тех с кем было интересно вести диалог. То-есть он не водил пальцем по журналу в поисках жертвы. Важность физики и уважение к себе он культивировал через контрольные работы, оставаясь при этом авторитетом справедливости.

                В силу своего антисоциального поведения, я и еще пара друзей не единожды бывали в кабинете Владимира Борисовича, где он общался с нами так, что нам становилось очень стыдно за свои поступки. Вот как-то он умел в целом так руководить процессом, что не было страха наказания. Был страх поступить некрасиво в его глазах, разочаровать его.  Хотя иногда он являл строгость и даже ставил вопрос о моем исключении из школы. Но вот чтобы он гневался – я лично не видел. Вспоминая его лицо я не помню, чтобы он злился или закатывал истерики.

                Он организовывал досуг школьников в каникулы, открывая что то вроде летнего лагеря прямо на территории школы. Все время куда-то ездил с кем-то встречался, выбивая то зубной кабинет для школы, то посещение университетских лабораторий с уникальным оборудованием для проведение выездных занятий. Мы не видели что с ним происходило – а он горел. Он просто сгорал у нас на глазах.

                Во времена падения нравов начала 90-х, когда мы 15 летними мальчишками начали бегать курить на переменах  за угол, Владимир Борисович подходил к нам и философски отмечал, что эту глупость в нас он не поощряет и что в дальнейшем от этой привычки будет трудно отказаться и лучше сделать это сейчас, чем мучиться потом.  В это время он был уже серьезно болен. Что то было с почками. Он плотно сидел на Гербалайфе, и ходили слухи, что ему можно пить только дистиллированную воду. В общем в один день его не стало… Пост директора заняла женщина-завуч и все пошло не совсем так, как он планировал.

                Этот человек показал мне, как важно сохранять стойкость, собранность и хладнокровие в критических ситуациях. У него стоило бы поучиться управлению персоналом и стратегии достижения целей, но в то время, мне было совсем не до этого, и я лишь отметил для себя объемы его неуклонного ежедневного труда и полного вкладывания души в любимое дело. Думаю он мог бы сказать нечто вроде «Если любишь что-то,  отдайся этому полностью, без остатка!»


                  Лев Николаевич Осипов

                  С самого открытия 1 сентября 1985 года в нашей школе работал Лев Николаевич Осипов. Каждый год в «день знаний» он подключал огромные черные 200 ватные колонки на улице и ставил песню «Учат в школе – учат в школе…» и был диджеем на этом празднике. Он был ответственным за все электрические устройства в школе, а также был руководителем радио кружка и начальником радиоточки UZ3UYB «Ульяна Зоя Тройка Ульяна Игрек Борис». Еще он превосходно знал немецкий язык и пару раз замещал учителя немецкого Вячеслава Николаевича Полежаева.

                  Это был совсем седой сухощявого телосложения, очень интеллигентный мужчина зрелого возраста в стильных профессорских очках, в кабинете которого таинственно пахло канифолью.  Мы познакомились с ним лично, когда мне исполнилось 10 лет. Я учился тогда в третьем классе. ( В третьем потомучто мама отправила меня в школу с семи лет, а не с шести как уже принимали, но зато я попал именно в эту совсем новую школу.. ) Так вот, в какой-то момент я решил после уроков посещать радио кружок. И это наложило серьезный отпечаток на всю мою жизнь.

                  Продолжить чтение


                    The Stereophonics – Mr. Writer

                    Этот клип я записал на видеокассету которых у меня было всего две. Своего видеомагнитофона у меня вообще можно сказать не было, если не считать Электроннику ВМ-12 которая досталась мне от приятеля. Записал я этот клип в 1999-ом году когда работал в охране магазина в своем родном городе. Что то меня впечатлило. А сейчас пересматриваю его на ютьюбе… 10 лет прошло.


                      Две копейки

                      Вынул сегодня мелочь из кармана, и вдруг одна монетка, которая была размером и цветом очень похожа на 10 копеек, привлекла мое внимание, а еще через секунду окунула меня в воспоминания. Это была монета СССР достоинством в 2 копейки. Именно столько было нужно, чтобы позвонить по телефону из телефонной будки. Именно БУДКИ… с дверью и иногда одним выбитым стеклом. Внутри на пластике люди оставляли номера телефонов или надписи, которые чаще встречаются в подъездах или лифтах. А еще можно было выпить газированной воды без сиропа целых два раза. Причем, стакан, чаще всего, был на месте и не был прикован к автомату. И все из него пили и как-то даже не думали чем-то заболеть.

                      Можно было купить два коробка спичек – очень важная и необходимая в детстве вещь. Потому что с приходом весны нужно спалить всю сухую траву вдоль школьного забора и на поле за школой. Можно было купить школьную тетрадь, на которой сзади была таблица имени Пифагора, Артикул, 12 листов и цена – 2 коп. Помимо прямого назначения её скомканными листками мы обычно разводили костер, делали самолетики, кораблики и прочее школьное оригами. А вот интересно куда делись ТРИ копейки и ТРИ рубля, которые жили еще с незапамятных времен? Зеленая “Трешка” почему ее упразднили? А когдато была еще тридцатка! Помню как был в обращении сиреневый 25 рублевый гарант счастья и уверенности в завтрашнем дне…